17 декабря 2015 г.

Неблагодарность (Уильям Шекспир)



Вей, зимний ветер, вей!
Хоть ты ни есть какой,
А не черней людской
Неблагодарности!

Вей, ветер, дуй, мети,
С ночных небес лети,
Переметай пути!

Вей, ветер, вей!
Какой ни есть злодей,
Не злее ты людей,
Не злей и не черствей!

Вей, ветер, вей!
Кусай по слепоте,
Хоть и подобен волку,
Но всё ж не злей, чем те,
И всё ж не столь остро,
Чем те, кто втихомолку
Злом платит за добро!

Вей, зимний ветер, вей!
Ты горбишь лоно вод,
Их превращаешь в лёд,
Но всё ж ты не подлей
И не страшней, чем тот,
Кто друга предаёт,
Кто друга продаёт,
Вей, ветер, вей!

   

 Поэты разных стран: Стихи зарубежных поэтов в переводе Леонида Мартынова. М.: Прогресс, 1964. (Серия «Мастера поэтического перевода», вып.2)















Джон Эверетт Милле (1829—1896). Blow, Blow Thou Winter Wind (1892). Холст, масло. Auckland Art Gallery, Новая Зеландия

8 февраля 2012 г.

«Жизнь – кузнец! Коль я – кремень...» (Отон Жупанчич)


Жизнь – кузнец! Коль я – кремень,
искры брызнут из-под молота,
коль я сталь – то закалюсь,
коль – хрусталь, так быть расколотому!

1906 


Жупанчич, Отон. Лирика: пер. со словен. / М., Художественная литература, 1978.
Оформление художника Ю.Коннова














Отчаянье (Отон Жупанчич)

Мутно,
трудно
льются воды,
как без русла,
как без дна,
баламутно
и паскудно
здесь,
где в плевелах
земля.

Пена,
гнилостна
и тленна,
мусором оплетена,
жухнет,
пухнет
и смятенно
мечется
туда-сюда.

Ни
просвета
в этих водах,
без ответа
дол
и холм.
Зелен,
к месяцу,
как плесень,
тянется
мертвец
из волн.


1938

Жупанчич, Отон. Лирика: пер. со словен. /
М., Художественная литература, 1978

12 декабря 2011 г.

Опасная игра (Десанка Максимович)


Помнишь ли: ножи сверкали острые
и втыкались в стену деревянную
вкруг живой мишени на ярмарке,
а мишень не трусила ни чуточки,
ибо верила, что ни единое
                       острие не смеет поразить ее!


Помнишь ли: рука с ножами
дрогнула
и в живую грудь нож острый вклинился
так, что в стену воткнутые ножики
дрогнули от страха и волнения.


Помнишь ли: и мы с тобой затеяли
эти игры с лезвиями острыми;
у стены стояла я спокойная,
ибо верила, что ни единое
                       лезвие не смеет поразить меня!


Помнишь: не твое ли сердце
дрогнуло
оттого, что я была спокойная,
и в живую грудь нож острый вклинился
так, что в стену воткнутые ножики
дрогнули от страха и волнения.



Поэты разных стран: Стихи зарубежных поэтов в переводе Леонида Мартынова. М.: Прогресс, 1964.

9 декабря 2011 г.

Светает (Антал Гидаш)


Ночь домой вернулась с карнавала,
прилегла сейчас же, в чём была,
даже кружевного покрывала –
облачной косынки не сняла.
И на самый край земли сползает
платья серебрящийся атлас.
Спать ей захотелось. Не сверкают
даже звёзды утомлённых глаз.
Но блестят сапожки, те,  в которых
танцевала на балу она,
и на правом – солнце, точно шпора,
а на левом – всё ещё луна!



Антал Гидаш. Лирика. М.: Правда, 1983 (Б-ка "Огонёк")

«Трещит осенний лес нагой…»
(Антал Гидаш)

             
                *  *  *
Трещит осенний лес нагой,
и стонет опаль под ногой.
Во мне, извне, в листве, в воде –
одно смятение везде.

Несу казнённые цветы,
в прах превращённые цветы.
Ввысь, вниз гляжу, вперёд и вспять,
чтоб ничего не увидать.


Антал Гидаш. Лирика. М.: Правда, 1983 (Б-ка "Огонек")

Бела Куну (Антал Гидаш)


Есть мертвецы –
они живые
стоят и ныне за спиной.

А есть живые –
хоть давно их
позавалило уж землёй.

Не все мертвы,
кого убили.

Не всякий жив,
кто убивал.

Антал Гидаш. Лирика. М.: Правда, 1983 (Б-ка "Огонек")