21 февраля 2011 г.

Сказка мельницы
(Эдуардас Межелайтис)

Ветряная мельница машет руками.
Я машу ей крыльями. И обнялись
Я и деревянная великанша, —
Я на крыле у неё повис.

Я повис на крыле деревянном плоском,
Будто в былом, в далёком былом,
Когда я с отцом, батраком баронским,
Первый свой хлеб, наконец, молол.

А мельница машет крылами и машет,
Как и я , которого северный ветер кружит без конца.
Чего она машет? Об этом не скажет!
Пожалуемся на каменные сердца...

Чего она хочет? Не так ли вот точно,
Как я, ввысь подняться, над полем витать?
Но нет... приросла она к алчущей почве,
Как и я, что когда-то пытался летать.

А мельницам главное — хлеб. Чтоб мололся!
И кружим мы крыльями, силачи,
Как будто рассветное красное солнце
Упрямо над полем вздымает лучи.

Так и крутится, крутится мельница на месте...
Но снятся ей, снятся с давних времён,
Этой деревянной крылатой поэтессе,
За сказочным сном сказочный сон.

Вдруг и удастся ей взлететь в небо,
Как барону Мюнхаузену, затем,
Чтоб намолоть там такого хлеба,
Который достанется всем, всем, всем!

Помечтай, помечтай о полёте над облаками,
Белую сказку рассказывая полям...
Машет ветряная мельница мне руками.
Я машу ей крыльями... И кручусь и я сам...



















Межелайтис Э. Голос / Стихи в пер. Л. Мартынова. Вильнюс, 1977. Иллюстрации Арвидаса Каждайлиса

14 февраля 2011 г.

Как Керем
(Назым Хикмет)



Здесь воздух давит, как свинец.
Кричу,
              кричу,
                         кричу,
                                      кричу:
— Идите! — 
                     людям
                                  я кричу. —
Свинец
              расплавить
                                 я хочу!

Он говорит:
— Зачем кричишь?
Себя ты в пепел превратишь!
Вот, как Керем,
                             сгоришь,
                                            сгоришь!

«Здесь много бед.
Подмоги нет».
Оглохли
              уши у сердец.
Здесь воздух давит, как свинец.

Я говорю
                в ответ ему:
— Пусть, как Керем,
                                       сгорю,
                                                  сгорю!
Ведь если я гореть не буду,
и если ты гореть не будешь,
и если мы гореть не будем,
так кто же здесь
                           рассеет тьму?

Здесь воздух, как земля, тяжёл.
Здесь воздух давит, как свинец.
Кричу,
              кричу,
                         кричу,
                                    кричу:
— Идите! —
                      людям
                                   я кричу.—
Свинец
             расплавить
                                  я хочу!



1930

Хикмет Н. Избранное: в 2 т. М.: Художественная литература. Т. 1

Моя песенка
(Циприан Норвид)


По тем просторам, где крошек хлеба
Не бросят наземь, считая всё же
Их даром неба,
                               тоскую, Боже.

                           *    

По тем просторам, где гнёзд на грушах
Никто не рушит — ведь аист тоже
Нам верно служит, —
                                          тоскую, Боже.

                           *    

По тем просторам, где на Христово
Благословение похоже
Привета слово,
                               тоскую, Боже.

                           *    

И об ином, о чистом столь же,
Как вертоград средь бездорожья,
Все больше, больше
                                        тоскую, Боже.

                           *        

По не впадающим в сомненья,
По тем, чьё да на да похоже, 
А нет на нет, без светотени,
                                                        тоскую, Боже.

                           *    

Всегда тоскую. Кому я нужен?
О дружбе – ведь со мной никто же
Не очень дружен —
                                         тоскую, Боже.

1854

Норвид Ц. Стихотворения / Пер. с польского. М., 1972.



Стихотворение было написано Норвидом в Америке в начале 1854 г. Опубликовано посмертно в 1904 г. очевидно сходство "Моей песенки" (строфическое строение, размер, рефрен) с "Гимном" ("Грустно мне, боже") Ю. Словацкого (1839).

(Комментарий Б. Стахеева из упомянутой выше книги)